Горячая линия 8(8712)22-28-39
       
 
   
 
 
 
 

 

Обращение Уполномоченного к чеченцам России и зарубежья


22.08.2019 12:30

В связи с 68-й годовщиной Ахмат-Хаджи Кадырова Уполномоченный обратился к чеченцам России и зарубежья

 

                                                                                                                   

 

                                                                                                                   «Мёртвому народу

                                                                                                                    свобода не нужна»

                                                                                                                     А. А. Айдамиров

 

Выбор Ахмат-Хаджи – выбор чеченского народа.

Исторические причины и содержание

 

Мои соплеменники, живущие за пределами исторической родины. Обращаюсь к вам, особенно к тем, кто в своей общественной деятельности занимается чеченской темой.

Скажу сразу, в ваших рассуждениях не вижу ничего нового, позитивного, конструктивного. За вашей критикой чеченской действительности явно проглядывают личные обиды, иногда замешанные на ненависти, склонность не замечать позитивное. Некоторые из вас упорствуют в нежелании признать утопичность своих воззрений в нынешних реалиях мира. Признать очевидное, перешагнуть через эгоистическое Я – удел сильных личностей.

Мир стремительно меняется. Каким он будет через 10-20 лет не может предсказать никто. Человек, который думает о будущем своего народа, обязан учитывать эту реальность. Моя цель – напомнить, в том числе и нашим соплеменникам, разбросанным по всему миру, а их, по разным оценкам, около полумиллиона, о возможных последствиях для нас, чеченцев, если мы не станем единой монолитной нацией. В этом деле и вам нужно приложить усилия. Хотя бы ради своих детей и внуков, которые, несомненно, захотят вернуться на родину своих предков – ведь в их жилах течёт чеченская кровь, они генетически связаны с Кавказом.

Анализировать историю прошлого чеченского народа уже невозможно без оценки роли в ней личности Ахмат-Хаджи Кадырова. Его деятельность совпала со временем, когда чеченцы оказались на историческом перепутье. Опыт последних нескольких веков подсказывал нам – мы добиваемся своих благородных и законных целей не теми средствами, идём к ним не тем путём. К концу XXвека всем думающим чеченцам стало ясно – что-то надо менять в привычном течение нашей истории. Как любой организм, национальный организм имеет предел прочности. Дальнейшее продолжение чеченской истории в прежнем русле могло очень быстро надломить чеченцев. Кому-то надо было сделать решительный шаг. Бросить жребий и перейти свой Рубикон. И человеком, сделавшим такой шаг, был – Ахмат-Хаджи Кадыров.

Личности всегда вызывают споры и дискуссии. Ахмат-Хаджи – уже стал знаковой личностью в истории Чечни и России, нравится это кому-то или нет. От себя добавлю: и единомышленники, и враги одинаково признавали такие его качества, как искреннюю веру в справедливость дела, которому он себя посвящает, и личное мужество.

Выбор Ахмат-Хаджи и чеченского народа – логическое следствие нашей истории.         Это осмысленный разворот всей парадигмы российско-чеченских отношений, путь выхода из исторической ловушки. Кто способен объективно рассуждать, понимает, что чеченцы, оставшиеся на нашей общей родине, вытащили её из исторического безвременья, сберегли наш общий дом – Чечню, минимизировали неизбежные последствия гражданского конфликта, усугублённого военными действиями. Это была трудная задача. Но её удалось решить. Теперь перед нами открыты перспективы национального возрождения и последующего развития. Всё зависит от нас самих.

Нам нужно говорить о первопричинах нашей трагедии и их логических последствиях, необходимо извлекать общие для всех нас уроки; мы не виним соплеменников, не сумевших предвидеть последствия своих действий и поступков, многие искренне заблуждались. Но мы не снимаем вину с тех, кто прикрываясь политическими, религиозными лозунгами совершал или продолжает совершать преступные деяния, кто занимается классической демагогией.

Часть чеченцев зарубежья до сих пор не желают нас услышать. Они умышленно игнорируют диалектику истории, диалектику жизни. В течение многих лет мы слышим одни и те же рассуждения, поголовное, огульное обвинение чеченцев, оставшихся в Чечне и работающих во властных структурах республики, в предательстве. Не исключаются из списка «предателей» даже молодые люди из половины нынешних жителей Чеченской республики, которые родились в конце 80-х и после, и для которых предмет наших дискуссий – страницы далёкой истории. Не слишком ли многих так легко записываете в предатели? Есть ли у вас моральное право на такую категоричность? В чеченском языке нет слова предатель в том значении, в котором оно есть в русском. Более того, так называемую вторую чеченскую войну наш народ не принял, поэтому даже в русском значении этого слова таковых, по определению, у нас быть не могло.

Каждый из нас, если быть честным до конца, хорошо понимает, что в нулевые годы надо было просто физически спасать чеченцев. Уже горел объятый пламенем наш общий дом. И Ахмат-Хаджи Кадыров просто вытаскивал людей из этого пекла. Да, не всех спасли. Не успели, не смогли. В силу объективных причин это нереально было сделать. Между тем многие из тех, кто ушёл в уютную Европу, бросив охваченный огнём родной дом, упрекают Ахмат-Хаджи и его единомышленников в том, что не спасли всех. Странно слышать такие обвинения из уст людей, которые ради спасения сородичей не сделали ровным счётом ничего.

Вы уже столько лет живёте в благополучных странах. У вас были возможность и условия, чтобы критически осмыслить наше прошлое. Но мы ещё не слышим от вас внятных мыслей. Вы крепко застряли в прошлом. Не прошлое, а будущее объединяет народ. Это аксиома.

В начале нулевых годов целью Ахмат-Хаджи было – сбережение чеченского народа. Теперь нужно говорить о перспективах его развития. Мы хотим, чтобы все чеченцы приняли в этом участие. Но лексика, стиль некоторых из вас не способствуют этому. А кое-кто продолжает сеять семена раздора. Так продолжаться не может. Нас всех вскормила чеченская земля, и мы должны, просто обязаны понять друг друга. Как писал русский философ Григорий Померанц, дьявол начинается с пены на губах ангела. Нам, чеченцам, давно уже пора смахнуть со своих губ эту пену. Иначе…

В памяти человечества сохранились названия некогда сильных и могущественных народов, которые исчезли совсем или были рассеяны по всему миру. Видя нынешнее состояние этих народов, трудно поверить, что их предки когда-то определяли вектор человеческого развития. Как такое могло случиться? Причина проста и вполне банальна – бесконечные внутренние раздоры.

Всякий дом, разделившийся сам в себе, не устоит, – гласит библейская мудрость. История человечества бесконечное количество раз подтверждала эту истину. Мы, нахи – чеченцы, ингуши, бацбийцы, цово-тушины – единственная ветвь шумеро-хуррито-урарто-нахской цивилизации, у которой последующие цивилизации многое переняли. В нашей древней культуре законсервированы общечеловеческие традиционные ценности, которые, несомненно, будут востребованы миром, вступившим в глубокий духовный кризис. И если мы не сохраним их, то совершаем преступление перед памятью сотен поколений наших предков, перед всем человечеством.

На стыке второго и третьего тысячелетий чеченцы оказались в сложной ситуации: внутринациональный раздор, подпитываемые спецслужбами разных стран бесконтрольные военизированные формирования, безвластие, неизвестно откуда появившиеся оракулы всех мастей, самым бессовестным образом использовавшие чеченское гостеприимство, вконец довели республику и её население до полной анархии и нищеты.

От надежд на лучшую жизнь не осталось и следа. На дееспособность власти никто уже не рассчитывал. Трагизм ситуации усугублялся абсурдом – кто бы и где бы не совершал преступление, виновным назначали чеченцев. Они оказались в положении жертвы, обречённой на заклание. Особую роль в том, что чеченский народ оказался в такой ситуации, сыграли средства массовой информации. Уверен, эти террористы от пропаганды когда-нибудь ответят за свои преступления.

Самая тяжкая вина ичкерийских деятелей состоит в том, что они дали возможность выставить чеченцев народом-террористом. Одни – своими бездарными действиями, другие – полным бездействием.

В результате от чеченского народа отвернулся практически весь мир. Оболганные, оклеветанные чеченцы остались один на один со всеми своими бедами перед лицом очередной трагедии. Даже «совестливая» Европа молча согласилась с такой жестокой несправедливостью в отношении нашего народа. Да, она лепетала о какой-то там адекватности. И тем умыла руки. Тогда мы ещё питали определённые иллюзии в отношении «передового» человечества. Сегодня этих иллюзий у нас уже давно нет.

У нашей трагедии одна причина: в Чечне произошло непоправимое – мы, чеченцы, перешли запретную черту – вползли в гражданский конфликт. Это самое худшее, что может случиться с народом. Многие из нас в 90-х годах молча наблюдали, как некоторые наши соплеменники нагло топчут тысячелетние традиции. Когда они не просто нарушали, а вдребезги разносили казавшиеся нерушимыми табу. Все корни наших бед там.

Гражданский конфликт, подобно болезни, разъедает национальный организм изнутри. Раз начавшись, внутринациональные конфликты длятся очень долго, меняют свои формы. В них сталкиваются непримиримые силы. Брат идет против брата. А из истории известно, что гражданские конфликты, особенно если в них присутствует религиозный фактор, – самые жестокие. Рецидивы гражданского конфликта проявляются совершенно неожиданно и необъяснимо. Именно это и происходило в Чечне. Все минувшие годы мы делали всё, что в наших силах, чтобы этих рецидивов было меньше. Но нужно было время, чтобы свести их на нет. До сих пор многие мыслители безуспешно пытаются объяснить неизбежные эксцессы гражданского конфликта.

Нация, которая не находит в себе силы закончить свой гражданский конфликт, обречена на духовное и культурное отставание. А чтобы прийти к общенациональному согласию, необходимо искреннее желание слышать друг друга. Разве наши предки не оставили нам великолепные примеры восстановления мира среди чеченцев казалось бы в безнадёжных ситуациях? Разве мы не потомки своих предков?

В Чечне перед так называемой второй чеченской войной не было реальной власти, здесь свили гнёзда сбежавшиеся со всего мира тёмные личности с не менее тёмными помыслами. На отдельных территориях хозяйничали военизированные формирования, а народ выживал как мог. Это был исторический тупик. Это была историческая ловушка, как сказано выше, в которую мы попали отчасти по своей вине. И в это же время происходит самое, казалось бы, неестественное – вооруженные формирования, которых кормили из-за рубежа, совершают рейд в Дагестан. Это был подлый удар в спину чеченскому народу. Походы на чужие земли противоречили чеченскому естеству.

Де-факто существовавшая независимость была полностью дискредитирована прежде всего в глазах чеченцев самой ичкерийской властью. Ни себе, ни чеченскому народу, ни тем более окружающему миру деятели Ичкерии так и не сумели объяснить, зачем чеченцам нужна была такая независимость. И вообще, главная их вина – они даже не попытались вникнуть, что чеченец вкладывает в понятия свобода и независимость. Тождественны ли они понятию государство? Формат статьи не позволяет мне углубляться в эту тему. Но это очень важные вопросы, потому что вся суть чеченского вопроса заключается в своеобразии смыслов, которые чеченское сознание вкладывает в эти понятия. В непонимании чеченского вопроса, в попытках придать им модные чужие смыслы лежат причины краха ичкерийского проекта.

И в такой ситуации было ясно, что Россия, восстанавливающая свою государственность, с вполне понятными и объяснимыми геополитическими интересами, в том числе и на Кавказе, не может не вмешаться в события в Чечне и вокруг неё. Естественно, она это сделала. Наступил момент, когда каждый чеченец был вынужден сделать свой личный выбор. История резала народ по живому – неизбежное следствие вовремя нерешённых внутринациональных проблем.

Так называемая первая чеченская война – это было преступлением не только перед чеченским, но и перед всеми российскими народами. Её можно и нужно было избежать. Но руководство Российской Федерации того времени не сделало ровным счётом ничего, чтобы предотвратить эту бойню. Более того, часть его была крайне заинтересована в ней. Президент Борис Ельцин на закате своей политической карьеры признал, что ввод войск в Чечню – его ошибка. Нет! Это была не ошибка, а именно преступление. Когда итог действий и поступков человека – сотни тысяч жизней, тысячи искалеченных людских судеб, это не может называться ошибкой. Именно эта «ошибка» породила целую цепь трагических событий, в том числе и так называемую вторую чеченскую. Последствия этой «ошибки» мы расхлёбываем до сих пор.

Да, в первую чеченскую наш народ вынужден был защищать себя. В результате бомбардировок без разбора, применения тяжёлых видов вооружения погибли тысячи мирных людей. Часть из них навсегда осталась под руинами Грозного, жители которого и представить не могли, что такое с ними может сотворить государство. И люди, которые никогда и не думали брать в руки оружие, сделали это. Большинство из тех, кто влился в ряды ополченцев, защищали свои дома, свои семьи, свою честь.

Но наш народ, как сказано выше, не принял так называемую вторую чеченскую, потому и не мог её проиграть. Многие взяли в руки оружие опасаясь репрессий за участие в первой чеченской. У войны свои неумолимые законы. В ней в первую очередь страдают мирные люди. Разворачивающаяся трагедия грозила закончиться всеобщей национальной катастрофой. Тем временем многие ичкерийские деятели со своими семействами и скарбом благополучно ушли за кордон, бросив свой народ на произвол судьбы, и оттуда призывали чеченцев продолжать войну до победного конца. Вместо того чтобы просить прощения за свои ошибки, а некоторые – за преступления, они были готовы бросить в огонь войны новые тысячи молодых чеченских жизней. При этом их абсолютно не волновало, чем это может закончиться для нашего народа. Наступил критический момент, когда по всем законам исторической логики сложились условия для появления сильной личности, человека, который выразил бы глубинные стремления народа и вывел бы его из этой западни. Такая личность появилась. Это был Ахмат-Хаджи Кадыров.

Когда историк, давая оценки тем или иным событиям, личностям сознательно игнорирует исторический контекст, он совершает умышленное преступление. Если то же самое делает обычный человек, он неосознанно несёт не меньшее зло. С точки зрения исторической науки появление на политической арене Чеченской республики Ахмат-Хаджи Кадырова – закономерное явление. Такое уже было в чеченской истории. После долгой и изнурительной Кавказской войны, когда чеченцы оказались в аналогичной ситуации, авлия Кунта-Хаджи вывел их на путь физического и духовного спасения.

Никто не может отрицать, что свою борьбу Ахмат-Хаджи начал задолго до начала военных действий. Будучи богословом, он видел, какое зло несут радикальные силы, прикрывающиеся псевдоисламом. Ахмат-Хаджи пытался предупредить чеченское общество о грозящей опасности. Но вся беда заключалась в том, что чеченцы вовремя не распознали их истинное лицо. Он пытался создать и общий фронт против радикалов. Но каждый раз, из-за нерешительности властей Ичкерии, двойственной позиции известных в Чечне людей, до решительных действий дело не доходило. А шанс избежать большую трагедию был.

Повторюсь, когда горит дом, нужно спасать людей. В этот момент всё остальное не имеет никакого значения. Так вот, историческая миссия Ахмат-Хаджи Кадырова состояла в удержании чеченского народа от скатывания в историческую яму, из которой он мог и не выбраться. Он буквально дрался за каждого чеченца. Меня, например, похищали дважды. И только благодаря решительным действиям Ахмат-Хаджи я остался жив. Но спасти всех, когда шли боевые действия, когда хозяйничали военные, когда гражданские власти ещё слабы, по определению было невозможно. А невозможного от нас не требует даже Всевышний.

Тяжело и мучительно шёл Ахмат-Хаджи Кадыров к своему выбору. Он хорошо знал свой народ, его историю. Это был по-человечески трудный шаг. Многие люди, которых он знал лично, могли его не понять. Но он верил, что и они, и подавляющее большинство чеченского народа его поймут и поддержат. Ахмат-Хаджи предложил переформатировать всю парадигму русско-чеченских отношений. Он показал чеченскому народу дорогу, которая выведет его из трагического замкнутого круга истории. И наш народ поддержал его.

Наши оппоненты, в том числе и некоторые публичные чеченцы из Европы, пытаются представить выбор Ахмат-Хаджи Кадырова в отрыве от выбора чеченского народа. Это делается умышленно. Его выбор и выбор чеченского народа – процессы неразделимые. Позиция первых нам понятна. Но вы, наши соплеменники, глубоко оскорбляете свой народ, представляя его безвольной толпой. Ведь чувство национального достоинства в нашем народе очень сильно. И если чеченцы поддержали Ахмат-Хаджи, значит, их выбор был осознанным действием. Никто из нас, к примеру, не может ставить под сомнение, что патриарх чеченской литературы Абузар Айдамиров глубоко любил свой народ. Он был совестью чеченской нации. Несмотря на болезнь, он приезжал в Гудермес на собрание, чтобы поддержать Ахмат-Хаджи Кадырова в качестве кандидата на пост президента республики. Не будет же никто из нас утверждать, что Айдамирова кто-то вынудил это сделать или он преследовал корыстные интересы. Конечно же нет! Просто он осознавал, что Ахмат-Хаджи предлагает путь спасения чеченской нации.

Тот, кто огульно обвиняет Ахмат-Хаджи Кадырова, умышленно не рассматривает причинно-следственную связь событий нашей новейшей истории. У всех у нас было достаточно времени, чтобы выучить уроки истории. Если это не сделали относительно молодые и неумудрённые опытом жизни люди, то их ещё можно понять. Но невыученные уроки истории выдающими себя за деятелей национального масштаба людьми позволяет нашим недругам использовать их в своих инсинуациях против чеченского народа.

Первый урок нашей истории – никто, кроме самих чеченцев, решать их проблемы не обязан и не будет. Второй – «плодами» нашего противостояния пользовались все, кроме русских и чеченцев. Даже наши братья-соседи. И третий, главный урок – опыт нашей истории, анализ векторов развития современного мира, экономических и политических реальностей, нашей географии и особенно демографической ситуации в Чеченской республике подтверждают – сохранение и развитие чеченской нации возможно в тесном союзе с русским и остальными народами России.

Нам нужно избавляться и от некоторых черт национального характера, выработанных в силу объективных исторических условий, которые в современных реалиях и в перспективе будут препятствовать нашему развитию. Одну из таких черт тонко подметил чеченский писатель Усман Юсупов в своём художественно-историческом романе «Обречённый на одиночество»: «Мы приучены к тому, что мгновенный подвиг ценнее и романтичнее, чем растянутый во времени и лишённый героики жизненный подвиг». Наступило время, когда мы должны учить своих детей и внуков совершать жизненный подвиг.

В ближайшие годы многое будет меняться. Так, границы между государствами, нацеленными на будущее, уже являются прозрачными, свободное движение всего и вся становится необходимым условием общего развития. В той же Европе люди даже не замечают, когда переходят государственную границу. Да, в этом новом мире, несомненно, есть многое, что мы можем и должны будем перенять. Однако это не значит, что мы, чеченцы должны слепо броситься в объятия «новому» миру. Его перспективы далеко ещё неоднозначны, особенно в духовной сфере. Выскажу своё твёрдое убеждение – чеченцы, для которых их традиционные ценности являются смыслом жизни, в евразийском пространстве не имеют более близких союзников, чем русские, которые также стремятся сохранить свою национальную идентичность. Мы надеемся на возрождение подлинной русской цивилизации. В этом и наш стратегический национальный интерес, так как она не покушается на право народов жить на своей земле, хранить и развивать свои традиции и ценности. Поэтому чеченцы должны и могут помочь русскому народу возродить свою цивилизацию. Эти мысли также лежали в основе выбора Ахмат-Хаджи Кадырова.

Ахмат-Хаджи Кадыров, чеченский народ оказались перед необходимостью признать губительность старых представлений о путях развития нашего народа, о наших национальных интересах. Это, конечно же, нужно было сделать намного раньше. Но из-за отсутствия, в силу объективных причин, национальной элиты, новые подходы к вопросу о будущем нации не были вовремя выработаны. Да, в конце 80-х годов было много чеченцев с дипломами, но мыслящих в матрице чеченских смыслов – недостаточно. Нам не хватило времени, чтобы вырастить национальную элиту. Разве не междоусобные разборки партийно-номенклатурной советской «элиты» республики, претендовавшей на роль национальной, способствовали появлению и утверждению на политической сцене генерала Д. Дудаева, а потом А. Масхадова? Разве Руслан Хасбулатов, Докку Завгаев, Саламбек Хаджиев и другие известные люди проявили тогда политическую мудрость?

Это и их вина, что Чечено-Ингушетия, по всеобщему признанию являвшаяся самым стабильным и спокойным регионом в стране в конце 80-х – начале 90-х годов, оказалась на долгие годы ареной безвластия, военных столкновений. Мы же помним, как Хасбулатов грозился вывезти Завгаева в Москву в железной клетке. Разве это стиль общения «отцов» народа? Было многое, что говорило о качестве этой «элиты». Много чего было…

Вместо того чтобы думать о возможных последствих начавшейся смены исторической эпохи, вместо того чтобы сберечь свой народ, когда рушилась огромная страна, – народ, который только залечил нанесённые депортацией раны, именно эта «элита» втянула чеченское общество в свою борьбу по дележу власти и богатств республики. Всё что потом случилось – следствие. И Ахмат-Хаджи, и разорённый, доведённый до отчаяния чеченский народ сделали решительный шаг, чтобы вырваться из адового круга, в который их загнали предыдущие руководители.

И вот теперь, после всего что произошло, некоторые наши соплеменники, вместо того чтобы помочь чеченскому народу уйти подальше от той исторической пропасти, своими высказываниями, действиями тянут его обратно туда же, провоцируют неокрепшие молодые души на безрассудные поступки. Нам порой кажется, что часть из них даже радуются, когда в Чечне случается беда – им подворачивается тема для разговора. Если такая еле скрываемая радость наших непримиримых противников из числа «либералов» и «демократов» как-то объяснима, то всплеск активности у некоторых чеченцев в таких случаях невозможно ни понять, ни объяснить.

В начале 90-х годов наше общество гордилось тем, что Чечено-Ингушетия определена подписантом нового союзного договора. Это был предел чеченских политических целей. О том, что идея полного выхода Чечни из состава России витала тогда в чеченском обществе, вообще говорить не приходится. Ни в 1989, ни даже в 1990 не было каких-либо значимых общественных сил или деятелей, выступавших за полный выход республики из состава Российской Федерации. Да, «продвинутые» политики говорили о суверенитете. Но в этом деле Чечено-Ингушетия не была исключением. «Парад суверенитетов» проходил по всей Российской Федерации. И тут, спустя буквально месяцы, идею выхода Чечни из состава России начинают усиленно внедрять в сознание людей. Дудаев сначала поддерживается Москвой как демократическая альтернатива Завгаеву, выступившему на стороне ГКЧП. Казалось, для чеченцев с их умением самоорганизоваться, прирожденной деловой хваткой наступают лучшие времена – перед ними было огромное российское пространство, где они могли себя реализовать. Но именно чеченцев исподволь, шаг за шагом, зная их характер, исторические обиды, аккуратно выталкивали из России. Кому это было нужно, с подачи каких сил это было сделано можно только догадываться. Данная тема требует глубокого изучения, так как нет гарантий, что не будет попыток повторения этого же сценария в будущем. Сегодня мы нередко слышим голоса некоторых российских политиков и деятелей культуры, а также представителей «либеральных» и «демократических» сил, призывающих отгородиться от Чечни высоким забором.

Собственное государство никогда не было нашей самоцелью. Чеченец по своей природе не может и не желает замкнуться в определённом пространстве. Да, он всегда защищал свою свободу, свои традиционные ценности. Главное для него – возможность оставаться чеченцем в полном смысле этого слова. Но в начале 90-х годов его уверяли, что Россия покушается на это его право. Имея горький опыт, многие тогда поверили. Нам следовало понять, что в жесточайших репрессиях 30-х годов, депортации 44-го года повинна не новая Россия, а совершенно другое государство. Но для того чтобы прозреть, нам пришлось заплатить очень дорогую цену.

В 70-80-е годы чеченская нация переживала мощный подъем во всех сферах. Она была похожа на сжатую пружину. И если бы лидеры того времени сумели направить её энергию в созидательное русло, без сомнений, мы достигли бы серьёзных успехов в экономике, научной сфере, просвещении и т. д. Но, как говорится, история не знает сослагательного наклонения. Большая часть этой энергии, к сожалению, растрачена впустую. Однако, несмотря на тяжёлые потери, в чеченском народе сохранился значительный потенциал. Наша общенациональная задача – направить эту оставшую часть энергии на созидание. В частности, просвещение и образование должны стать главными составляющими нашей национальной идеи.

В силу объективных исторических причин мы не успели достичь того духовного и культурного уровня, который позволил бы нам возродить свою государственность. Если бы тогда всё это мы успели сделать, то восстановили бы её в рамках Российской Федерации, сохранив несколько сот тысяч жизней своих соплеменников, вполне современную экономику, сельское хозяйство и т. д. Невозможно двигаться вперёд, каждые полвека разрушая всё, что создано руками предыдущих поколений. Регулярное возрождение не есть развитие нации. Показательный факт – я не знаю ни одного чеченца, который живёт в доме, построенном его дедом.

К концу 80-х годов чеченцы успели проникнуть в объективную действительность, но не успели вырасти из неё, подняться над ней и обозреть её независимым взглядом, освобождённым от пут страстей и эмоций. Поэтому и не смогли осознать выстраданную прошлыми поколениями чеченцев и русских истину: объективно – и исторически, и культурно – Чечне нужна Россия, а России – Чечня. В этом суть выбора Ахмат-Хаджи Кадырова. Выбор, который позволит остаться чеченской нации значимой единицей в настоящем и будущем мире.

У чеченцев два достоинства, наличие которых не вызывает сомнения. Это крепость духа и чрезвычайная жизнестойкость. Мы должны направить энергию этих качеств нашего народа, особенно молодёжи, на востребованные временем сферы, которые будут определять крепость нации в будущем.

Упомянутый выше Абузар Айдамиров. когда его спросили, почему он не уезжает куда-нибудь, где спокойно можно пережить трудное время, ответил: «Чтобы иметь право говорить со своим народом, нужно оставаться с ним, когда ему тяжело».

А тяжело ему было в начале 2000-х годов. Особенно трудно пришлось жителям горных районов. Там остались те, кто даже не мог сносно объясняться по-русски, что усугубляло их положение. Я со своим товарищем часто ездил к родителям в село Гордали, что в горном Ножай-Юртовском районе. Попадали мы и на так называемые зачистки, во время которых и совершались в основном преступления. Мы могли и уехать. Но местные жители всегда просили нас остаться. Даже в нас, всего лишь владевших русским языком, они видели защиту. Хотя понятно, что мы мало чем могли им помочь. Одно наше присутствие уже было для них каким-то успокоением. Никогда не забуду горечь в словах моего знакомого, который сказал: «Не дай Аллах ни одному чеченцу оказаться в ситуации, когда в полупустом горном селе, ночью в твой дом врываются пьяные военные с матом через слово, и ты один с детьми, среди которых молодые девушки». Этот чеченец никогда и никому не простит, что он был вынужден пережить такое.

Только гражданская власть Ахмат-Хаджи Кадырова, которая ещё была слаба, могла хоть чем-то помочь людям. Я помню радость в глазах чеченцев, когда на «зачистках» вместе с федералами начали появляться чеченские милиционеры.

Вот характерные эпизоды 2000-го года.

Апрель 2000 г. Допотопный «Кавзик» везёт зашуганных, со стеклянными глазами немолодых женщин из Ведено в Грозный, вернее в то, что от него осталось. Ни одного мужчины, даже пожилого, в автобусе нет.

Блок-посты на каждой развилке.

На одном из них, на элистанжинском повороте, автобус в очередной раз останавливают, входит контрактник в косынке и самодовольно ухмыляясь, спрашивает: «Ну чё, болезные, лакуджакум от нас читали?!». Видимо, кто-то просветил этого вояку, когда и для чего читают «лакаджакум»…

Другой эпизод той же весны.

Руины Грозного. Полдень. Перекрёсток улиц Мусорова и 8 марта в Октябрьском районе. «БТР» федеральных сил на полном ходу переехал старый «Жигулёнок». И тут подъехали две машины личной охраны А.‑Х. Кадырова. Из первой выскочили молодые парни, извлекли из искорёженной машины женщину с ребёнком (водитель отделался ушибами) и также молча умчались, как потом выяснилось, в военный госпиталь. Вторая машина на бешеной скорости умчалась за удаляющимся БТР, догнали его в районе «Минутки», заставили остановиться и принудили пьяного механика-водителя вернуться на место преступления. Не прошло и двадцати минут как прибыло «подкрепление» из Ханкалы, очевидно вызванное теми, кто думал, что можно давить в прямом смысле мирных людей. Подъехали и милиционеры-чеченцы, но военных было в 5-6 раз больше. Не менее двух часов простояли они, держа друг друга под прицелом. Но механика-водителя увезли только после того, как пострадавшему выплатили немалую по тем временам сумму на лечение жены и дочери, и даже стоимость автомобиля.

Таких примеров можно приводить без конца. Я всё это к тому, чтобы все мы ещё раз подумали над тем, почему чеченский народ поддержал Ахмат-Хаджи Кадырова.

Русский историк Василий Ключевский отмечал, что есть понятие исторической давности. Это когда счёты с личностями, событиями уже сведены временем. Прошлое должно остаться в прошлом. Им должны заниматься историки. Повторюсь ещё раз – чеченцев всего мира объединит только будущее. Вот об этом будущем мы и должны говорить, не забывая при этом сообща решать и существующие проблемы.

Ахмат-Хаджи Кадыров уже занял своё место в чеченской истории. Его главная заслуга в том, что он предложил кардинально изменить её привычное течение, которое грозило выбросить чеченскую нацию на самые дальние задворки исторической жизни. Ахмат-Хаджи предложил наконец закончить и бесконечную Кавказскую войну. И этот его призыв также был услышан и поддержан чеченским народом.

И ещё, мои соплеменники, особенно те, кто живёт за рубежом. Никогда мы не поймём друг друга, если во всём, в том числе и в полемике, не будем оставаться в рамках чеченской этики и морали. Тот, кто выходит за эти рамки, не может называться чеченцем. Каждый чеченец имеет право на своё мнение, но нет и не может быть у него права на оскорбление других.

Мир и благословение тем, кто стремится к истине.

 

 

Уполномоченный

по правам человека

в Чеченской Республике                                                              Н. С. Нухажиев

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

"Кавказская политика" с Дмитрием Ефремовым "Русские в Чечне"

 

газета "Чеченский правозащитник"

Просмотреть архив газеты

 

журнал "Истоки"

Просмотреть архив журнала