Горячая линия 8(8712)22-28-39
       
 
   
 
 
 
 

 

09.09.2013 14:19 | Система новых ценностей

О  роли гражданских организаций и СМИ в формировании ценностных ориентаций современной молодежи Северного Кавказа.

          Северный Кавказ – регион, в  котором на протяжении многих веков живут близкие по своей культуре народы. Их объединяют во многом схожие ценности и духовные идеалы,  которые следует сохранить,  укрепить и передать последующим поколениям. Эту задачу невозможно решить, если современная молодежь под воздействием культур других цивилизаций потеряет свои национальные и религиозные корни.

Специфика социально-экономического и культурного развития региона  влияла на складывание менталитета народов Северного Кавказа, в котором  отражается чрезвычайно развитая историческая память, уважительное отношение к традициям предков.  

Молодежь Северного Кавказа живет, работает и учится, в атмосфере собственной этнической монокультуры,  так и культур и традиций народов, населяющих этот регион.  Естественно, для интеграции личности в мировое культурное пространство это положение вещей является мощным стимулом. Происходит интеграция культурных ценностей и есть возможность выбора. Но, несмотря на положительные стороны, в этом выборе существуют и свои трудности.

Это, с одной стороны, и падение нравов, ослабление духовных идеалов и возникновение чуждых нам идеологий,  засилье бездуховных поделок массового искусства, которое стало ведущим началом в формировании мировоззренческих установок и определяющим образом влияет на самоидентификацию молодежи.

Каждая нация и каждый народ имеют свои особенности, которые, несмотря на общее направление в развитии человечества, предопределяют им свой и особый путь в истории. Молодежь делает исторический вы­бор. Этот выбор должен быть свободным, иначе это не выбор. Но даже если выбор свободен, надо помнить, что сама свобода не абсолют­на. Молодежь должна выбрать, но выбор не должен быть случай­ным, тем более ошибочным. Должными являются лишь те цели, которые признаются обществом ценными. Система новых ценно­стей — вот камень преткновения.

Прежде чем мы перейдем к вопросу роли институтов гражданского общества и СМИ в формировании ценностных ориентиров современной молодежи, поясним, что мы подразумеваем под словом ценностные ориентации.

В широком смысле, под ценностными ориентациями понимается то, что человек особенно ценит в жизни, чему он придает особый, положительный жизненный смысл. А что сегодня для нас, для нашей молодежи является ценностью?

Согласно обобщенным результатам различных социологических исследований и опросов, на первом месте в сфере интересов современной молодежи стоят материальные ценности:деньги, высокий заработок, материальный достаток, богатство, комфортные условия проживания. Далее следуют  такие терминальные ценности как досуг, друзья, семья, знания, патриотизм и т.д. На нижней строке стоят религия, духовность.  В целом же необходимо признать, что сегодня в молодежной среде все больше утверждаются ценности «частного человека», то есть человека, не принимающего участия в общественной жизни.

Это не хорошо, но и не плохо. Пока еще не плохо. Ценностные ориентиры, основанные на материальных ценностях, как и следует, приводят к действиям, не всегда  отвечающим понятию нравственности. Умение сколачивать состояние для большинства является мерилом человеческого счастья. Полезность труда для большинства молодых людей  определяется достижениями собственного экономического достатка. Ставится в основном цель зарабатывания денег, причем любым доступным путем, лишь бы этот путь приносил доход и чем больше, тем лучше. И поэтому жизненный успех связывается с предприимчивостью и деньгами, а не с талантом, знаниями и трудолюбием.

Тем не менее, в культуре народов Северного Кавказа в силу многовекового господства патриархально-родового уклада жизни наиболее прочно сохранилась не только преемственность национальной культуры, выраженная в национальных обычаях, традициях, обрядах, но и продолжает передаваться из поколения в поколение большое количество общечеловеческих ценностей.

Для молодежи Кавказа не нужно придумывать какие-либо новые ценностные ориентиры, нужно лишь обратиться к национальной культуре, укрепить в формирующейся личности традиционные понятия ценностей.

Эти ценности распределены на три категории и они известны каждому жителю Кавказа. К первой, в первую очередь, относится мужская и женская честь, целомудрие, непорочность, честность, гостеприимство, уважение к старшим, любовь к родителям, взаимопомощь, сопереживание.

Ко второй категории относятся гуманизм, трудолюбие, милосердие, мужество, справедливость, порядочность, физическое совершенство, бескорыстность.

В третью группу входят ценности, относящиеся к нормам, регулирующим поведение горца в общественных местах: умение выделить главные потребности от второстепенных, самоограничение, умеренность во всем и др.

Все это в нас заложено на генетическом уровне. Нам надо только вернуться к ним, выкинув из себя то, что мы принимаем за высшую ценность, а на деле являющимся идеологическим продуктом чуждой нам западной цивилизации.  

Говоря об отрицании западной культуры, мы не имеем ввиду, что должны «закрыться» от внешнего мира, отказаться от достижений западной цивилизации, мы должны брать у запада все самое лучшее - науку, технологии, образование и отторгать худшее. При этом, сохраняя самоидетничность, сохраняя свои многовековые традиционные ценности, не забывая, кто мы есть.

Молодежь, используя ценности, наше вековое наследие, должна делать поправку на текущее положение в стране. Поэтому пересматривать систему ценностей под каждое новое состояние – просто нелогично. Пересмотр, своей жизненной позиции и ценностей необходимо произвести в своей голове. Жизнь диктует нам условия, а не мы ей. Мы лишь пользуемся ею, её дарами, тем что она нам дает, и просто живём. А вот кто и как этим пользуется – это на его совести.

Стоит также отметить, что формирование качественных ценностных ориентиров молодежи невозможно без учета  духовно-нравственных ценностей, религии.

Сегодня, когда республики Северного Кавказа на себе ощущают, какую опасность несут в себе чуждые нам радикальные религиозные течения, работа по формированию у молодежи традиционных духовно-нравственных ориентиров как никогда актуальна. Система образования и воспитания, религиозно и нравственно ориентированная, представляет собой наилучшую возможность для более или менее спланированного воздействия на процесс формирования жизненных ориентиров молодежи. Приоритетная задача современного периода заключается в том, чтобы в незамутненном виде утвердить исконные моральные и гражданские ценности в  нашей жизни.  В этом и должна состоять главная цель государственной политики, направленной на укрепление и оптимизацию традиционных каналов социализации молодежи в современном российском обществе. В этом и заключается роль гражданских организаций и средств массовой информации.

Получить ответ на вопрос, что нас ждет завтра можно лишь точно зная, как себе это завтра представляет молодое поколение и с какими идеалами, ценностями, опытом и навыками оно будет строить свое, а значит и наше будущее. Весь цивилизованный мир давно понял, что процесс включения молодежи в жизнестроительство должен быть управляемым. Именно здесь должна быть выстроена целая система организованной поддержки молодежной активности, таким образом, чтобы активность эта носила созидательный характер.

В этом плане огромную роль играют институты гражданского общества. Там, где государство не в состоянии полностью  проконтролировать процесс формирования в подрастающем поколении положительных ценностных установок,  воспитания духовно-нравственных качеств и поддержания социально активной молодежи,  этот пробел должно заполнить гражданское общество.

Институты гражданского общества обладают большей гибкостью в привлечении ресурсов как материальных, финансовых, так и человеческих. Значит, к процессу социальной работы будут привлечены самые разные специалисты, что, несомненно, увеличит качество конечного результата. Для госслужащих просто невозможно сочетать в себе навыки разных профессий (например, экономиста, психолога, юриста, врача и т. д.), а привлечение посторонних лиц, с одной стороны, затратно, с другой – сложно и длительно.

На каждом этапе государственной политики органы власти сталкиваются с необходимостью выбора наиболее оптимального направления развития. В силу различных ограничений данный выбор не всегда оказывается рациональным. И здесь институты гражданского общества способны помочь государству принять социально обоснованное решение, стать генератором новых идей, в том числе инновационных.

 

Передача части государственных функций неправительственным организациям позволит, с одной стороны, существенно сократить бюджетные расходы, а с другой - будет способствовать повышению эффективности социальных услуг за счет внедрения конкурентных механизмов.

Таким образом, гражданские организации, становясь партнерами в реализации правительственных  программ или же путем реализации грантовых проектов, в сфере молодежной политики, образования, трудоустройства, предпринимательства, духовно-нравственного и патриотического воспитания,   могут  значительно влиять на формирование ценностных ориентиров современной молодежи. Способствовать вовлечению молодежи в активную общественную и политическую деятельность. 

Вот краткий пример практических действий, программ, которые вполне осуществимы неправительственным сектором.

 

В сфере образования:

Программы по дополнительному образованию с использованием нетрадиционных форм и методов преподавания: умение самоорганизации, практика принятия решений, выстраивание отношений с людьми, основы жизнестроительства, методология разрешения проблем и т.д. Это можно осуществлять как в рамках и на базе действующих образовательных учреждений, так и вне их, то есть тренинговые группы, факультативы.

Проекты, направленные на культурную  самоорганизацию и поддержку творческой молодежи. Проведение, поддержка и развитие существующих конкурсов, фестивалей. Более тесное кооперирование и сотрудничество с заинтересованными творческими союзами и другими организациями.

Наработка банка идей, проектов и образцов самоорганизации и самодеятельности в организации культуры и досуга.

Далее идут проекты, направленные на стабилизацию и улучшение социально-экономической ситуации:

Включение молодежи в сферу предпринимательства, связанную с малыми производственными технологиями и высококачественными услугами рыночной инфраструктуры. Реализация программы "Инкубатор" с привлечением преуспевающих молодых команд и форм.

Пропаганда лучших образцов предпринимательской культуры (молодых руководителей). Разработка критериев и проведение конкурсов с определением, допустим, 10 лучших молодых предпринимателей. Через средства массовой информации пропаганда нового стиля и образа предпринимателя.

 

Реализация программ трудоустройства молодежи.

Развитие инфраструктуры служб по трудоустройству молодежи. Осуществление программных форм работы с ними;

Реализация самостоятельных проектов, связанных с совмещением труда и отдыха молодежи. Это может осуществляться по принципу общественных работ (прообраз наших трудовых лагерей)

Развитие различных форм очно-заочного обучения кратковременного характера. Это же касается профориентации - создание целевых программ совмещения профориентации, обучения и работы, включения молодежи в трудовую деятельность;

Реализация с выпускниками ВУЗов программы «Карьера», связанной с предварительной консультационной работой с самими студентами, формирование банка потенциальных возможностей. Организация ярмарок и смотрин в ВУЗах с составленным паспортом покупателя и продавца рабочей силы.

Реализация этих и других программ вполне по силам  гражданским институтам.

Конечно, тут немаловажную роль играет желание власти пойти навстречу в осуществлении этих проектов. Готовность государства поддержать эти инициативы и способствовать их плодотворной реализации. И тут опять-таки решающее значение имеет способность гражданского общества обосновать свои возможности, доказать, что оно способно реализовать заявленные ими проекты. Ни одно правительство или же благотворительные фонды не выделят средства на «мыльные пузыри». Гражданские организации должны уметь грамотно и аргументировано отстаивать свою позицию.

В этом плане важен диалог власти и общества.  Сегодня необходимо наладить прямое взаимодействие государственных органов и учреждений с общественными объединениями.

Механизмы взаимодействия органов власти и гражданских институтов можно продемонстрировать на примере Чеченской Республики. Взаимодействие  неправительственного сектора, государственных институтов правозащиты и власти в решение каких – либо задач осуществляется постоянно. Молодежь Чечни  принимает активное участие в общественной жизни республики посредством участия в различных молодежных организациях и движениях. «Патриотический клуб «Рамзан», Региональная молодежная организация «Патриот», Региональное молодежное общественное движение «Диалог», Молодежный парламент и другие общественные молодежные организации, не остаются безучастными к общественно значимым проблемам. Постоянно проводят акции, участвуют в совместных с органами власти мероприятиях. Наглядный пример взаимодействие молодежных организаций с государственными органами, это подписание соглашения о сотрудничестве между Уполномоченным по правам человека в Чеченской Республике и молодежным парламентом, совместная реализация программы Главы Чеченской Республики по правовому просвещению, которая осуществляется государственным институтом правозащиты. В рамках этой программы сотрудники аппарата омбудсмена, проводят обучающие семинары, круглые столы с участием представителей органов власти и общественных молодежных организаций. Это наглядный пример того, как может государственный институт правозащиты в данном случае быть проводником между властью и молодежным сообществом. Играть роль некого  консолидатора.

Общественные и государственные институты хотят видеть молодежь нравственной, ценящей свою родину и историю, высококультурной, образованной, инновационной, предприимчивой, здоровой. Именно поэтому в любом обществе и государстве ценностные ориентации личности, молодёжи оказываются объектом воспитания и целенаправленного воздействия общества и государства, а процесс их образования - важным направлением молодёжной политики по осуществлению духовно-нравственного, патриотического и трудового воспитания.

Закрывая тему роли гражданского общества в формировании  ценностных ориентиров современной молодежи, не могу не затронуть проблему, которая на Северном Кавказе в последние годы стоит очень остро. Это религиозный экстремизм, который, не смотря на предпринимаемые меры, продолжает оказывать  деструктивное влияние на сознание молодежи.

Религия всегда выступала важнейшим жизнеобразующим стержнем сферы внутри- и межэтнических отношений. Религиозные убеждения и религия в целом сопровождают все процессы национального строительства и строительства государственных форм жизни, а также все социальные и политические процессы, в том числе и конфликтогенного характера. И всегда находились люди, организации, пытающиеся использовать религию, подменить сложившиеся традиционные формы вероисповедания на новые установки, которые вносят в сознание общества враждебность друг другу.

И тут гражданского общества в лице духовенства играет важную роль в противодействии религиозному экстремизму в среде мусульманской молодежи. И главным инструментом в этой борьбе являются знания. 

Совершенствование теологического образования, в том числе путем развития теологии ислама в светских вузах. Необходимо принять меры, направленные на недопущение пропагандистской деятельности религиозных организаций экстремистской направленности на территории образовательных учреждений. Нужно  способствовать появлению в этой среде достаточного количества теологов-пропагандистов, способных серьезно противостоять экспансии радикальных моделей ислама.

Устранить религиозную безграмотность и некомпетентность в сфере образования и государственного управления возможно лишь при наличии достаточного количества хорошо подготовленных специалистов: преподавателей, консультантов, экспертов в области религиозного знания, прекрасно владеющих тонкостями вероучения, обычаев и традиций,  основных культурообразующих конфессий.

Это касается как русского населения, так и коренных северокавказских народов.  

Подготовка специалистов-теологов является эффективным средством, препятствующим распространению псевдо-христианских сект, исламского фундаментализма и других антигосударственных и антиобщественных объединений, и направлена на обеспечение духовной безопасности, на усиление созидательных процессов в обществе. Сегодня как никогда актуально введение в высшие учебные заведения факультета – «Государственно-конфессиональные отношения». Развитие качественного теологического образования в государственных ВУЗах, позволит снизить популярность зарубежного духовного образования в среде молодежи, уменьшит количество радикально настроенных элементов в обществе.

Сегодня актуальна и необходима взвешенная политика  государства в сфере взаимодействия с религиозными объединениями страны. Она затрагивает интересы практически всех жителей – как верующих, так и неверующих, поскольку касается духовной сферы жизни общества.

Говоря об эффективности осуществления механизмов формирования ценностных ориентаций молодёжи, нельзя не отметить ту особую роль, которую играют в этом процессе средства массовой информации. Институт СМИ является одним из самых эффективных, действенных институтов, инструментов и механизмов социализации, воспитания и формирования ценностных ориентаций молодёжи. Средства массовой информации, будь-то печать, радио, телевидение, электронные средства массовой информации, глобальное информационное пространство стали неотъемлемой частью жизнедеятельности общества, массового духовного общения людей. Они осуществляют интенсивную обработку общественного мнения, занимаются его формированием. Распространяют, популяризируют образцы, стили, нормы поведения, моделируют и внедряют в массовое сознание образ реальности, к которому необходимо стремиться.

 

Усвоение информации, полученной посредством СМИ, у детей и молодёжи в настоящее время происходит подчас лучше и быстрее, чем усвоение информации, полученной в семье, школе.

По мнению большинства авторов, оценивающих воздействие масс-медиа на современную молодёжь, в деятельности СМИ по социализации и формированию традиционных позитивных ценностных ориентаций молодёжи пока преобладают в большей степени негативные моменты, связанные с фактическим самоустранением государства из сферы регулирования деятельности средств массовой информации.

В отсутствии цензуры и четко проводимой политики, направленной на передачу молодому поколению традиционных ценностей и образа жизни нашего общества, российские СМИ в большей степени осуществляют непрерывную пропаганду западного образа жизни, стандартов массовой культуры и потребления, разврата и насилия.

 

Ценности национальной культуры, как классической, так и народной, уже много лет вытесняются стереотипами - образцами массовой культуры, ориентированными на внедрение ценностей, «американского образа жизни». Любимыми героями и, в определённой степени, образцами для подражания становятся, для девушек - героини «мыльных опер», бульварных романов и сериалов, а для юношей - непобедимые супергерои американских триллеров.

Кто из числа здесь присутствующих сейчас мне назовет героев своих национальных эпосов?  Я обращаюсь к молодежи. Не помните? Не знаете? За то все знают, кто такой Бэтман, Терминатор, Микки Маус, Шрек. Наши отцы еще помнят Нартов, героев древних эпических сказаний многих кавказских народов - осетин, абхазов, абазин, адыгов, убыхов, карачаевцев, балкарцев, чеченцев и ингушей, которые были эталоном  чести и достоинства. Образцом  добродетели. А что есть сейчас у нас? Кому будет подражать наше подрастающее поколение?  Монстрам из западных мультфильмов? Героям кровавых триллеров? Или же Вампирам из очень популярной на сегодняшний день среди молодежи киносаги «Сумерки»?  

С момента своего появления средства массовой информации стали обоюдоострым оружием. Великим благом и переносчиком губительных тенденций. 

Это как нож. Им можно резать хлеб, но и можно нанести раны. Все зависит у кого он в руках. У Повара или убийцы. Интернет, телевидение несут знания, делают удобным  общение и ускоряют обмен информацией, способствуют реализации творческого потенциала личности.  Но одновременно современные масс-медиа представляют собой большой поток беспорядочной информации, которую, только формирующаяся личность переварить неспособна. Впитывая новые и модные концепции, не имеющие какого-либо эстетического, морального или даже позитивного фактора, подростки получают ложные ценностные ориентации

Поэтому, сегодня важно выработать меры по упреждению негативных влияний современных средств массовой информации на формирование ценностных ориентиров подрастающего поколения. Мы не говорим о тотальном запрете, мы говорим об ограничении доступа к некоторым ресурсам масс-медиа по возрастной категории. До тех пор, пока молодой человек не достигнет зрелости, пока в нем не сформируются базовые гуманные ценности,  которыми он будет руководствоваться в дальнейшей жизни. В этой связи необходимо проведение и публикация материалов экспертизы влияния средств массовой информации на психику и ценности молодежи. Нужно работать с органами образования по организации педагогического, общественного и родительского надзора. Многим такие меры покажутся излишне строгими. Но поверьте, они обусловлены реалиями нынешнего положения нравственного состояния молодежи.

Теперь рассмотрим, какие возможности нам предоставляют средства массовой информации в формировании положительных ценностных ориентаций современной молодежи. Это, конечно же, получение дополнительного образования и эффективная форма пропаганды традиционных ценностей.

Культурно-просветительские и образовательные телепередачи должны преобладать над развлекательными и  потребительскими рекламами.  Необходимо усилить пропаганду духовных, национальных ценностей в противовес насаждаемых чуждой нам западной культурой установок. Популяризация национальных героев, освещение спортивных и научных достижений нашей молодежи должны стать приоритетными в деятельности, прежде всего местных СМИ. Это позволит передать остальной части молодежи, что  модель успешного молодого ученного, предпринимателя, спортсмена, лучше, чем образ человека с автоматом или  блатного юнца с бутылкой в руках.

Сегодняшнему обществу нужны образованные, предприимчивые молодые люди с развитой нравственной составляющей, способные принимать самостоятельные решения и обладающие чувством ответственности за судьбу страны.

Наша же задача, помочь молодежи с выбором правильных жизненных ориентиров.

Мы  ответственны с Вами за жизнь молодежи и за ее  будущее – будущее без оружия и насилия во имя мирной жизни и процветания  народов нашей многонациональной Родины.

В завершении, хочу процитировать слова Пророка Мухаммада  (да благословит его Аллах и приветствует), которые вкратце подчеркивают все, что мной было сказано выше.

 «Уметь  жить ради Аллаха для исполнения благих деяний своему народу, умме, своей Родине – это лучше, чем умереть ради Него».  «Любовь к Отчизне – это часть твоей веры!».

Асланбек Бадилаев

22.05.2013 14:22 | О состоянии обеспечения прав детей в Чеченской Республике

Выступление Уполномоченного по правам человека в ЧР, председателя комиссии по правам человека Общественного совета СКФО на совещании в правительстве ЧР с участием Уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка. 

 

22.05.13.                                                                                                 г. Грозный

 

Уважаемые участники совещания!

На нашей встрече принимают участие представители республиканских органов власти и они расскажут о мерах, которые предпринимаются, чтобы обеспечить достойное детство. Поэтому я остановлюсь на принципах, опираясь на которые мы строим свою работу в области защиты прав детей в Чеченской Республике.

Осознавая, какое значение имеет обеспечение прав детей, их воспитание, в своей работе мы придаем этому направлению исключительное значение. Отмечу сразу, что благодаря поддержке Главы Чеченской Республики Рамзана Ахматовича Кадырова вся сфера, призванная обеспечить условия для нормального развития детей, возрождалась в республике в первую очередь. Стержнем, вокруг которого строится наша работа, являются наши национальные традиции, ценности исламского духовного наследия. Органической сутью этих ценностей являются уважение человеческого достоинства, терпимость по отношению к другим культурам, верованиям. У нас нет никаких сомнений в том, что воспитанные на таких ценностях дети станут достойными представителями нашей республики, достойными гражданами Российской Федерации. Мы должны вырастить не просто здоровых и всезнающих граждан, а обязаны сохранить преемственность поколений, воспитать настоящих патриотов. Благодаря неутомимой энергии Рамзана Ахматовича, в Чеченской Республике за несколько лет заново построены сотни детских учреждений, школ, оздоровительные и медицинские учреждения. Несмотря на то, что на территории республики прошли две полномасштабные войны, наши дети живут полноценной жизнью.

Конечно же, в Чеченской Республике в области обеспечения прав детей существуют объективные проблемы, имеющие общероссийский характер. Но у нас в силу специфики региона, сохранения сильных семейных и национальных традиций, мы, к примеру, не имеем некоторые проблемы, которые свойственны многим другим регионам России. Так, в частности, несмотря на страшные раны войн, в Чеченской Республике нет проблемы беспризорничества. В этом решающая заслуга опять-таки Рамзана Ахматовича Кадырова, который подавая пример лично брал на воспитание детей, лично занимался детьми-сиротами, детьми, у которых проблемы в семье. 

Отсутствуют у нас проблемы детской наркомании и алкоголизма. Хочу отметить и другие особенности нашей республики. Так, например, огромную помощь детским учреждениям, семьям, где дети нуждаются в помощи, лечении оказывает фонд имени Героя Российской Федерации, первого президента Чеченской Республики Ахмата Кадырова. Этот фонд оказал детям республики помощь, сравнимую с помощью, оказанной государством. Пользуясь случаем, хочу отметить личное участие в этом деле президент этого фонда Аймани Кадыровой, которая оказывала помощь детям не только Чеченской Республики, но и за её пределами. Ощутимую помощь, детским учреждениям, школам все эти годы оказывают общественно-политические деятели, бизнесмены республики.

Государство очень задолжало перед детьми и эти долги надо отдавать. К примеру, тысячи детей в Чеченской Республике видели войну, прятались от артобстрелов и бомб, и они нуждаются в реабилитации. Чеченская Республика годами поднимает этот вопрос, но пока безрезультатно. Кстати, это касается и вопроса психологической реабилитации взрослого населения республики.

Главной составляющей государственной политики в области защиты прав детей должно быть возрождение, сохранение и развитие семейных ценностей, национальных традиций всех народов Российской Федерации. Ведь опыт так называемых развитых стран, да и нашей страны показывает, что и в области защиты детства есть проблемы, которые одними финансами невозможно решить.

С момента основания института уполномоченного по правам человека в Чеченской Республике в структуре его аппарата был создан отдел по защите прав детей. Сотрудники этого отдела были участниками международных и российских форумов, принимали участие в конференциях и семинарах в Европе, странах СНГ, а также России, в которых принимали участие эксперты Совета Европы. За эти годы нами накоплен огромный опыт работы. У нас уже сложились свои традиции, своё видения проблем в этой области и пути их решения. 

В настоящее время статус этого отдела поднят до уровня уполномоченного по правам ребенка. 

В своих действиях мы исходим из знаний республиканской специфики и большей пользы для защиты прав детей. У нас страна очень большая, разнообразная и поэтому и в деле защиты прав детей, как и в других сферах, подходы должны учитывать эти условия.

В области защиты прав детей мы сотрудничаем с республиканскими органами власти. У нас налажено взаимодействие и с международными организациями. Свою работу мы ведем вместе с общественными организациями, духовенством, с родительским активом. Пользуясь случаем хочу поблагодарить социальный блок правительства Чеченской Республики, который возглавляет заместитель председателя правительства ЧР Хадижат Дулаева, комитет правительства ЧР по дошкольному образованию (Зарган Ахматовна Кадырова, Асламбек Джунаидов), министра труда, занятости и социального развития ЧР Ахмадова Мохмада Исаевича, министра образования и науки ЧР Анзора Ахмедовича Музаева, муфтият ЧР за работу в области обеспечения прав детей. 

Также считаю необходимым отметить, что в Чеченской Республике идет формирование и совершенствование правовой базы в области защиты прав детей.

В завершение выступления еще раз я хочу обратить внимание присутствующих на тот факт, что мы живем, когда в том числе и дети подвергаются  мощному воздействию информационных потоков. Поэтому в Российской Федерации должна быть системная, выстроенная, гибкая политика в области обеспечения детства, которая должна способствовать тому, чтобы наши дети, повзрослев, не стремились уехать туда, где лучше живется, а оставались здесь, гордились своей страной, её прошлым и будущим.

Благодарю за внимание.      

 

 

 

 

Уполномоченный по правам человека 

в Чеченской Республике, 

председатель комиссии по правам 

человека Общественного совета СКФО                                 Н.С. Нухажиев

20.03.2013 11:55 | Чеченцы и ингуши на чеченском перепутье

Рецензия на книгу "В поисках национальной идентичности" Н. Нухажиева и Х. Умхаева

Бывают книги, обреченные оставить заметный след не только в литературе, но и духовной жизни этноса, а, следовательно, и в общественно-политической жизни общества. Наиболее известными примерами такого рода могут служить трилогия Абузара Айдамирова «Долгие ночи» для чеченцев и роман Идриса Базоркина «Из тьмы веков» для ингушей. Выход в свет этих произведений будет способствовать консолидации этнического самосознания двух наших братских народов.

Долгое время в чеченской литературе не появлялось ничего сопоставимого по значимости с творением А. Айдамирова. Хотя, конечно же, мы можем назвать, по крайней мере, три произведения, значимость которых весьма очевидна для последующего духовного развития чеченского народа. Это повесть Мусы Бексултанова «И кто постучится в дверь твою», эссе Сайд-Хасана Кацаева «Писатель и война» и роман Усмана Юсупова «Книга нации». Теперь к ним можно добавить книгу Н. Нухажиева и Х. Умхаева «В поисках национальной идентичности», которая художественным произведением, собственно, и не является – это, скорее, остро публицистическое произведение. Причем настолько удачное, что именно с него можно говорить о новом этапе в развитии чеченской публицистики вообще.

Несмотря на разность жанров, перечисленные выше произведения объединяет общая тема – разными средствами они прослеживают процесс разрушения нашего общенационального культурного пространства, трагедию этноса в целом и отдельно взятой личности в условиях гуманитарной катастрофы, мучительный поиск новой нравственной составляющей, которая сплачивает отдельных индивидов в человеческое сообщество с четко выраженной этнической идентификацией. Без этой нравственной составляющей ни отдельная личность, ни отдельно взятый этнос не способны к нормальному существованию. Разница в том, что личность, чтобы удержать себя в состоянии человеческой сущности, может позаимствовать эту нравственную составляющую со стороны, пожертвовав в этом случае своей этнической идентичностью в надежде обрести духовное единство с другой этнической группой. В науке этот процесс называется ассимиляцией и путь этот, совершенно очевидно, не годится для целого народа, поскольку утрата этнической самоидентификации означает его смерть как отдельного этноса.

Усман Юсупов в своем романе создает целостный образ того культурного пространства, в котором человек проявляет себя в сущности, данной ему изначально Богом. Его главный герой ищет спасение как личности в сохранении мира предков, где есть справедливость, уважение, где царствуют вечные ценности.

Повесть «И кто постучится ночью в дверь твою» вышла в самый разгар второй чеченской войны и посвящена герою, потерявшему связь с людьми. Произошла атомизация общества и герой Мусы Бексултанова со сломленной психикой оказался один на один с таинственной могущественной силой, грозящей не только физическим уничтожением человека, но и полным разложением его сущности.

Эссе С.-Х. Кацаева – это призыв русским писателям, так никем и не услышанный.

Лишь на первый и самый поверхностный взгляд книга Н. Нухажиева и Х. Умхаева кажется исследованием по проблеме взаимоотношений Чечни и Ингушетии. Но при внимательном прочтении обнаруживается, что это глубоко эмоциональное, чувственное предупреждение о том, чем грозит чеченцам и ингушам разрушение духовного наследия общих для них предков. Распад целостности исторического наследия нахов не остановится простым размежеванием границ. Цепная реакция доведет нас до атомизации, где каждый будет сам за себя.

Заявленная авторами проблематика последовательно исследуется ими не только в политической, но и социальной, культурологической и научной плоскостях. В результате рождается ясное, основанное на реальных фактах и документах представление о том, в силу каких причин и обстоятельств возникло напряжение в отношениях между двумя республиками, кто персонально выступил в роли модератора негативных тенденций. Последнее очень важно, так как речь идет о провокаторах, на протяжении последних двадцати лет умышленно провоцирующих накопление критической массы, которая в конечном итоге должна придать процессу раскола между чеченцами и ингушами необратимый характер. Наивно думать, что при таком информационном фоне, который сопровождает саму постановку вопроса нашего административного разделения (даже не само разделение!), мы удержим ситуацию в рамках традиций. За этим неизбежно следует состояние если не войны, то открытой враждебности.

Прочитав книгу Н. Нухажиева и Х. Умхаева отчетливо понимаешь, что проблема не в административной границе, которая должна закрепить разделение двух республик. Тем более, что чеченцы никогда не выступали против создания ингушами собственной республики. Более того, в самом начале 1990-х годов, когда решался этот вопрос, чеченцы выступили практически с ультиматумом в адрес союзного центра, поддержав принятие парламентом тогда еще единой Чечено-Ингушетии декларации, в которой ясно было заявлено, что Чечено-Ингушская Республика не подпишет союзный договор, пока не будет решена проблема Пригородного района.

С момента возникновения движения за отделение Ингушетии было очевидно, что процесс этот инициирован искусственно, так как этнической самоиндентификации ингушей если что и угрожало, то никак не со стороны чеченцев. Не случайно также, что самозваный «комитет по восстановлению ингушской автономии» возник в момент радикального изменения баланса сил внутри республиканской партийно-советской элиты. На рубеже 80 – 90-х годов прошлого века чеченская партийно-советская элита наконец-то вытеснила русскоязычную элиту с ведущих позиций. В этой ситуации ингушская партийная бюрократия, долгое время блокировавшаяся с русскоязычной частью республиканской элиты, увидела реальную угрозу своим интересам. Тогда и был срочно реанимирован проект восстановления ингушской автономии, что автоматически гарантировало место национальной элиты ингушскому «партийно-хозяйственному активу», оказавшемуся не у дел в Грозном. А чтобы мобилизовать массу ингушского населения, было вброшено сразу два информационных вируса: первый – угроза ассимиляции со стороны чеченцев (о чем И. Базоркин прямо писал в своем личном послании Д. Дудаеву); второй – актуализирован территориальный вопрос в его расширенном варианте, когда к проблеме Пригородного района были искусственно «пристегнуты» претензии на большую часть Сунженского и Малгобекского районов.

С начала 1990-х годов прошлого века и до сегодняшнего дня ни что не вызывает такого страха у ингушской бюрократии, как установление братских отношений между чеченским и ингушским этносами. За единым для двух народов духовным наследием правящим ингушским группировкам видится угроза нового государственного объединения. Чтобы навсегда устранить эту угрозу, ингушская элита должна разделить духовно два наших этноса – для этого и призваны абадиевы, кодзоевы и другие акробаты пера. Но любая попытка «приватизировать» наше общее духовное наследие, искусственно отделив «ингушский эздел» от чеченского понятия «оьздангалла» – оборачивается разрушением духовного наследия наших общих предков. Таким образом, на словах защищая самобытность ингушского народа, его правящая элита в угоду своим узкогрупповым интересам, подрывает ту самую духовную основу, на которой и базируется ингушская национальная идентичность.

Не следует забывать и о внутренних противоречиях внутри правящих элит двух братских республик, что уже привело чеченский и ингушский народы к трагедиям. Само разделение Чечено-Ингушской Республики было проведено: с чеченской стороны – официально нигде не зарегистрированной общественной организацией, Общенациональным конгрессом чеченского народа (ОКЧН) во главе с Д. Дудаевым, а с ингушской стороны – не менее самозваным Съездом народных депутатов всех уровней», который организовал И. Кодзоев, действовавший в пику оргкомитету по восстановлению автономии Ингушетии. Последний, кстати, обладал не большей легитимностью, чем движение «Нийсхо», возглавляемое И. Кодзоевым.

Совершенно очевидно, что разделение Чечено-Ингушской Республики произошло в условиях острой внутренней борьбы за власть как в Чечне, так и в Ингушетии. Более того, само разделение двух братских народов было поставлено на службу банальной схватке за власть.

Разница ситуации на сегодняшний день заключается в следующем. В Чечне осознали, насколько опасным может быть привлечение внешнего фактора для разрешения внутринациональных проблем. Соответственно, чеченская сторона настроена решать все вопросы во взаимоотношениях между Чеченской Республикой и Республикой Ингушетия путем прямого диалога. При этом федеральному центру отводится роль беспристрастного арбитра и гаранта выполнения двусторонних чечено-ингушских договоренностей.

А вот в Ингушетии до сих пор не оставляют попыток привлечь не только федеральный центр, но и любую внешнюю силу (включая независимую Грузию) для разрешения имеющихся противоречий с соседями. Однако мобилизовать ингушский народ в поддержку такой, с позволения сказать, «политики» в отношении близкородственных чеченцев возможно, только разрушив духовную близость двух народов.

Именно этим объясняется тот факт, что никакой научной и культурологической ценности «творения» «Абадиева и кампании» не представляют. Такая цель и не преследовалась изначально. Повторяем, с самого начала за ингушским сепаратизмом в рамках Чечено-Ингушской Республики стояла узкая бюрократическая группа, которая манипулировала священными для каждого из нас ценностями в угоду своим корыстным целям. Ради гарантированного пребывания на верху социальной лестницы фактически объявлена война нашему историческому прошлому и единому духовному наследию. Чеченцы объявлены сбродом из разных народов, собравшихся на этой территории вокруг ингушских маргиналов, изгнанных, якобы, из ингушского общества за утрату «эздел». Тем самым подразумевается, что чеченцы не представляют этнокультурного явления и, следовательно, не имеют права на национальную государственность.

Элементарная логика подсказывает, что на самом деле проблема кроется не в территориальном разграничении двух республик, а в историческом и духовном наследии предков, без которого нет будущего ни у чеченской, ни ингушской нации, а значит и у национальной государственности. Даже уступив Ингушетии все земли до Сулака, чеченцы не оградят себя от дальнейшей агрессии в отношении своего исторического прошлого. Чтобы присвоить наше общее историческое и духовное наследие необходимо уничтожить чеченцев как самобытный этнос, на что и посягают Абадиевы по указке тех, кто считает себя ингушской правящей элитой.

Игра эта очень опасна. Попытка разыграть карту Пригородного района уже привела к тому, что Ингушетия практически утратила возможность в ближайшей исторической перспективе вернуть под свою юрисдикцию эту территорию. Попытки разыграть карту Сунженского и Малгобекского районов систематически обостряют отношения с Чеченской Республикой.

Смеем предположить, что до сих пор ситуация не вышла из-под контроля в силу одного единственного фактора – старшего поколения, выступающего носителем нашего исторического, духовного, культурного единства. Того самого поколения, чье мировоззрение не на словах, а на деле базируется на том самом эзделе, о котором так любит рассуждать провокатор по фамилии Абадиев. Но не будем забывать, что поколения, идущие за нами, те молодые люди, которые через 10-20 лет станут доминирующей частью обоих наших народов – имеют во многом иное мировоззрение и иные моральные установки. Достаточно просмотреть комментарии в интернете, чтобы понять это и ужаснуться. Таких мерзостей, такого морального и нравственного уродства не встретишь даже на нацистских сайтах. А ведь это не чужая молодежь, это наша молодежь, это наше будущее.

Нам могут возразить, что далеко не вся молодежь настроена столь агрессивно. Но это слабое утешение, потому что тревожные симптомы налицо. Два нахских народа находятся перед реальной угрозой духовно-нравственного распада, за которым неизбежно последует утрата этнической самобытности. И этот процесс во многом провоцируется продолжающейся войной правящих кланов, начавшейся еще в эпоху горбачевской «перестройки». Именно в это время молодому поколению чеченцев и ингушей умышленно стали навязывать стереотип поведения, отличный от национальной традиции (вспомните, например, так называемую «московскую чеченскую мафию» той поры). Криминальную субкультуру через государственные, а затем и частные СМИ, искусственно навязывали нашим народам, как замену традиционной духовной культуре. Тем самым разрушалось национальное самосознание, что облегчало манипулирование этносом. Именно это сыграло главную роль в том, что в Чечню пришли так называемые «ваххабиты», объективно сыгравшие роль первых могильщиков идеи независимости чеченского народа. Сегодня они делают то же самое в отношении ингушского народа.

Что разрушает нашу единую для чеченцев и ингушей цивилизационную базу? Первый фактор мы назвали – криминальные по сути психологические установки, получившие широкое распространение как в чеченском, так и в ингушском обществах.

Второй фактор – глобализация. Молодежь оказывается под колоссальным идеологическим и культурным давлением, выдержать которое без опоры на национальные традиции она не может.

Третий фактор – салафизм, претендующий на роль универсальной доктрины, стоящей над национальными особенностями.

Единственной универсальной защитой для нас является то, что делает нас чеченцами – понятие нохчалла, которое вбирает в себя все духовно-нравственные установки, традиционные для нашего этноса. Именно нохчалла делает нас единым целым, особенным этнокультурным явлением. Не религия, не политика, а именно традиция нохчалла. Нохчалла одинаково значима для всех тукхумов и тайпов, последователей обоих распространенных в Чечне тарикатов и вирдов, «единороссов» и «справороссов» и т.д. Хотим мы это признать или нет, но именно нохчалла есть матрица нашей национальной идентичности.

Утратив стержень своей духовности, чеченская нация может, в силу наработанных форм сохранения исторической памяти, продержаться по инерции как этнокультурное явление еще несколько поколений. А вот ингушская нация и Республика Ингушетия без глубокого исторического прошлого начинают выглядеть как неестественные виртуальные образования. «Благодарить» за это ингуши должны все тех же абадиевых – пытаясь лишить чеченцев исторического прошлого и духовных корней, они с большим успехом сделали это в отношении самих ингушей.

И в будущем мы не можем ожидать со стороны Абадиева, Кодзоева и им подобных ничего, кроме дальнейшей истерики. Понятно, что это далеко не ингушский народ. Но они усиленно создают критическую массу не только для окончательного раскола между чеченцами и ингушами, но и перехода наших, пока еще устойчивых отношений, в открыто враждебные. Каждая их книга, каждая статья написана языком войны.

В этой связи нужно отметить, что огромная заслуга Н. Нухажиева и Х. Умхаева состоит в том, что они сделали это предельно ясным для любого непредвзятого читателя. Общими усилиями они не оставляют места для дальнейшего манипулирования. На все вопросы, которые в той или иной форме всплывают в нашем обществе в течение последних десятилетий – даны исчерпывающие ответы, как юридического, так и этнополитического и культурологического характера.

Надо отдать должное авторам и за прекрасный язык изложения. Книга легко читается, нет необходимости прибегать к помощи специальной литературы – она одинаково доступна для восприятия любого мало-мальски подготовленного читателя.

Рассматриваемая книга важна еще и тем, что она становится отправной точкой в реконструкции всего исторического опыта нашего народа. Ничуть не принижая достоинство и авторитет наших профессиональных историков, берем на себя смелость утверждать, что чеченцы и сегодня продолжают оставаться единственным народом в России, у которого нет полноценного учебника по истории. Попытка такого рода предпринималась несколько лет назад, но проблему нельзя считать успешно закрытой. Есть фундаментальный труд И. Сигаури, но, изданный ограниченным тиражом, он осел на полках некоторых частных библиотек.

Нет уверенности в том, что в ближайшие годы что-то изменится к лучшему. Нам нужен учебник, который рассуждает не о глиняных горшках кобанской или харачоевской культуры, а отслеживает весь наш цивилизационный опыт – ведь наши проблемы решаются в многомерном пространстве, где важнейшее значение имеют не только политические и экономические, но и этнокультурные факторы.

Об этом нашему народу говорил Магомед Вайсерт, немец по происхождению, соединивший свою судьбу с чеченским народом в годы депортации и со временем ставший одним из самых известных и авторитетных наших алимов. В 1990 году на первом съезде народов чеченского народа он произнес фразу, в которой содержится наш цивилизационный код: «Ваши традиции достойны отдельной религии».

Это был призыв опомниться, не идти на поводу у тех, кто втягивал наш народ в катастрофу, после которой мы оказались перед реальной угрозой потерять свое лицо. Что же?! Недаром ведь было сказано: «Народ, который забывает своих праведников – исчезнет среди других народов».

В завершение еще раз скажем о самом главном – административные границы Чеченской Республики не являются для нас нравственной и духовной категорией. Это не высшая ценность, так как государственные границы во все времена подвержены изменениям как элемент политики. Установление границы – проблема политическая и юридическая. Как убедительно показали Н. Нухажиев и Х. Умхаев, для ее справедливого решения имеются все необходимые условия, кроме одного – желания бюрократии Республики Ингушетия.

Высшей ценностью для нас является духовное единство нашего народа и братские связи с ингушским народом. Именно поэтому мы категорически не приемлем все, что подрывает наше историческое прошлое и духовное наследие. 

 

Директор центра

гуманитарных исследований                                           Надирсолта Эльсункаев

"Кавказская политика" с Дмитрием Ефремовым "Русские в Чечне"

 

газета "Чеченский правозащитник"

Просмотреть архив газеты

 

журнал "Истоки"

Просмотреть архив журнала